wayper
Авторы: Charmed Twins aka Daring hobbits
Название: В небе звёздочка горит
Фэндом: Kuroshitsuji (Тёмный дворецкий)
Персонажи: Сиэль Фантомхайв, Себастьян Микаэлис, Бард, Мэйлин, Финни, Танака.
Жанр: юмор.
Рейтинг: G
Саммари: В следующий раз Себастьян трижды подумает, прежде чем заключать контракт с ребёнком.


Это что-то новенькое.
Раньше самыми добрыми пожеланиями графа Фантомхайва в адрес своего дворецкого были «Будь ты проклят!» и «Чтоб ты сдох!», но в этот раз хозяин просто превзошёл сам себя.
Он сказал: «С добрым утром, Себастьян!».
Себастьян ни сколько не усомнился, что маленький дьявол затеял очередную игру, и поэтому, чтобы не доставлять ему удовольствия, проигнорировал приветствие.
- Я принёс вам чай «Айриш Брекфаст» с молоком и сахаром, – обыденно произнёс дворецкий, после того, как раздвинул шторы, и направился к тумбочке, на которой только что оставил поднос.
Граф уткнулся лицом в подушку и с головой накрылся одеялом.
- Вам нездоровится, господин?
- Нет.
- А в чём же дело? – Себастьян без разрешения стащил с него одеяло. Ещё не хватало, чтобы мальчик задохнулся.
Он медленно перевернулся на спину и уставился на дворецкого разноцветными глазами.
- Каждый день будишь меня в такую рань…
- Виноват.
- … приносишь чай…
- Исправлюсь, – Себастьян до сих пор не мог понять, к чему клонит хозяин.
- Скукотища, – Сиэль резко сел и, зевнув, потянулся. – Ну раз ты всё равно уже меня разбудил…
Увидев, что вытворяет господин, Себастьян чуть не пролил чай мимо чашки: граф Фантомхайв прыгал по кровати! Первые два-три прыжка были как бы пробными, а дальше он разошёлся не на шутку. Граф, как китайский акробат, подпрыгивал всё выше и выше. Себастьян не любил лишний раз совать нос в дела своего господина, но в этот раз не выдержал.
- Господин, что вы делаете? Если вас интересует моё мнение, то…
- Себастьян! – со счастливой улыбкой идиота перебил его Сиэль. – Это так здорово! Присоединяйся!
- Но…
- Это приказ!
Гадая, что же задумал Сиэль, дворецкий без энтузиазма вскочил на постель и стал осторожно подпрыгивать. Скорее всего, у графа поистине наполеоновские планы, иначе никак нельзя объяснить его странное, недостойное джентльмена, поведение. Точно что-то задумал, стервец. Но если он считает, что может обхитрить демона, то очень сильно заблуждается.
Сохраняя на лице выражение почтительного спокойствия, Себастьян внимательно разглядывал Сиэля. В обычной ситуации граф Фантомхайв предпочёл бы пробежать голым по улицам Лондона, чем разыгрывать из себя ребёнка, а он тут резвится, как неразумный малыш, и смеётся на удивление звонко и беспечно. Кто бы мог подумать, что юный господин со своими-то скудными актёрскими данными может так искренне изображать веселье!
Чудные дела творятся в поместье.
- Себастьян, что за кислая физиономия? А ну, улыбайся!
- Хорошо, господин, – в этот момент дворецкий отметил, что хозяина нужно в ближайшие дни постричь – вон как чёлка его по лицу лупит.
Однако у маленького господина нашлась ещё одна претензия.
- Себастьян, почему так вяло? Я знаю, ты можешь лучше!
- Боюсь, кровать не выдержит этого натиска.
«Или же я пробью головой потолок», – не менее пессимистично закончил в уме Себастьян.
Неожиданно Сиэль схватил его за руки.
- Давай выше!
- Да, милорд.
Казалось, этим акробатическим этюдам не будет конца. Сиэль даже не думал остановиться, и поэтому заинтригованному демону-дворецкому только и оставалось, что потакать его капризу. Больше всего Себастьян жалел не о том, как глупо они вдвоём выглядят со стороны, а о бездарно потраченном времени. Минута-другая, и можно выбиться из намеченного графика, да ещё незапланированные дела появятся. Например, из-за диких прыжков придётся заменить совсем измятое постельное бельё на новый комплект, а этот постирать и выгладить. На счастье демона, его хозяин не представлял собой вечный двигатель, и поэтому, едва заметив первые признаки его усталости, Себастьян подхватил Сиэля на руки и грациозно спрыгнул на пол.
- Пожалуй, достаточно, – сказал он, посадив запыхавшегося хозяина на кровать. – Боюсь, чай немного остыл, но я могу заварить новый.
«А смотрит-то на меня как… Как будто ждёт, когда я же спрошу, почему он так странно себя ведёт. Не дождётся, манипулятор мелкий».
Себастьян хотел снять с графа ночную сорочку, но тот вдруг отстранил его от себя и отбежал в сторону.
- Что-то не так, господин?
Мальчик нахально ухмыльнулся.
- Сначала поймай меня.
- Нет, – возразил Себастьян, – сначала я вас переодену и умою, а то придётся завтрак начинать позже.
- Дурак.
Демон почти обрадовался тому, что хозяин пришёл в норму, только зря: Сиэль оттянул веко и показал ему язык.
«Интересно, сколько ещё тузов у него припасено в рукаве?»
Следующие несколько минут Себастьян, как старая нянюшка, бестолково ходил за маленьким господином по всей комнате и уговаривал его одеться. Вообще-то дворецкому ничего не стоило вмиг схватить мальчика и против его воли закончить утренние процедуры, но не становиться же участником этой глупой игры! Пусть сам граф помучается от того, что его слуга не проявляет ни капли азарта.
- Нет, нет, нет, – как бы издеваясь, откликнулся Сиэль из-за шторы.
- Господин, я до сих пор не услышал от вас ни одного аргумента в пользу того, чтобы весь день проходить без штанов. Вылезайте оттуда сейчас же.
Себастьян рассчитывал на то, что его последняя фраза подействует, как волшебное заклинание: Сиэль возмутится «Будет мне дворецкий приказывать!» и выйдет из роли ребёнка.
Пауза. Сиэль обиженно засопел.
- Всё равно надоело, – сказал он, после чего вернулся к кровати.
Однако на самом деле граф так просто сдаваться не собирался. Когда дворецкий взял с тумбочки чёрную повязку, он снова превратился в крайне строптивое существо.
- Убери, – Сиэль отмахнулся от повязки. – Сегодня без неё похожу.
- Почему же?
- Она мне мешает.
Себастьян повторил попытку, но снова потерпел поражение.
- Раньше она вам не мешала.
- Я просто не жаловался. С ней я плохо вижу.
- Вы преувеличиваете.
- А ещё от неё веко потеет.
Неожиданно в дверь робко постучали.
- Г-господин, Себастьян! У вас всё в порядке? – спросила, так и не решившаяся войти, горничная.
Время… Время… Раз непунктуальные слуги забеспокоились, значит действительно потеряно много драгоценных минут. Себастьян даже боялся посмотреть на часы, чтобы увидеть, как он отстал от графика из-за причуды господина.
- Мы скоро спустимся, и можете не стоять за дверью, – ответил Себастьян и, убедившись, что больше не слышит шагов троицы слуг (Мэйлин, разумеется, была не одна) в третий раз попробовал поднести к лицу Сиэля повязку.
Шлёп! Граф прижимал повязку к глазу дворецкого.
- Господин, слуги не должны вас видеть без неё, – невозмутимо сказал Себастьян.
Мальчик вдруг съёжился и посмотрел на него, как бездомный щенок.
- Но почему? Они же нам не чужие.
Юного господина нельзя было недооценивать, он может так играть до вечера.
«Что ж, придётся убить Медузу её же отражением».
- Если вы не будете вести себя, как хороший мальчик, – грозно произнёс Себастьян, глядя в широко распахнутые глаза хозяина, – то я лишу вас сладкого.
- Нет, – с долей испуга, но всё же недоверчиво ответил Сиэль.
- Да, господин. Можете потом умолять, плакать, но сладкого не увидите. Будете паинькой?
Граф нахмурился и пробурчал: «Буду».
Хоть смысл этого спектакля и остался для Себастьяна тайной за семью печатями, зато его хозяин наконец-то прекратил юродствовать.

Привычный уклад жизни в поместье летел ко всем чертям. Себастьяну пришлось в ускоренном темпе доделывать то, что не успел утром, чтобы окончательно не выбиться из графика. Его руки были заняты работой, в то время как он думал совершенно о другом. Он никак не мог понять намерений своего господина. Чего граф добивается своим странным поведением? До каких пор это будет продолжаться?
Едва заслышав доносящийся из сада шум, Себастьян отложил столовое серебро и выглянул в окно. Зрелище, очевидцем которого оказался демон, было поистине потрясающим: голые по пояс повар, садовник и маленький господин с гиканьем носились по саду, держа в руках, наподобие копий, древки от швабр. Все трое были щедро размалёваны краской, а на их головах красовались фазаньи перья. Теперь Себастьян вообще перестал сомневаться в том, что утром господин его жестоко разыграл. На самом деле мальчик просто деградировал и уподобился тупым слугам. Такой поворот событий вынудил шокированного дворецкого бросить работу незаконченной и помчаться в сад.
- Орлиный глаз, на нашу территорию вторгся чужак! – звонко прокричал Финни, тыча пальцем в сторону Себастьяна.
Тот не стал сдерживать мученический вздох. Себастьяну абсолютно не хотелось присоединиться к этому балагану и таким образом перейти из одной жалкой формы в другую, ещё более жалкую и примитивную.
- Господин, я хотел узнать…
Но граф не дал ему договорить.
- Молчи, презренный бледнолицый! Даже если бы ты не ступил ногой на наши земли, а всего лишь посмотрел на них издалека, ты всё равно был бы наказан за свою дерзость, – Сиэль был настроен настолько воинственно, что его слова не прозвучали фальшиво. Он повернулся к Барду и Финни. – Взять его!
Себастьян безропотно позволил им пленить себя и привязать к дереву. Раз так хочет господин, пусть так и будет.
Сиэль встал напротив сидящего на земле пленника.
- Вот ты и попался, Джедидайя Смит! Ты поступил очень глупо, осмелившись потревожить наше племя.
- Я очень сожалею об этом, господин, – искренне ответил демон.
- Я тебе не господин, а храбрый воин Орлиный глаз.
- Простите. Отпустите меня, пожалуйста, обратно на ранчо. Мне ещё надо подоить коров, подковать лошадей и вправить мозги моему хозяину. Я ведь и ковбой и дворецкий.
К его огромному неудовольствию, Бард с Финни в этот момент заплясали вокруг него, как дрессированные обезьяны.
- Не думай об этом, бледнолицый. Мы сожжём твоё ранчо, а скот и хозяина принесём в жертву древним богам, – хладнокровно выдал граф. – Осталось только выяснить, что делать с тобой.
Вне всяких сомнений он заигрался гораздо больше, чем ожидал Себастьян.
Тем временем Сиэль обратился к Танаке, который пил зелёный чай, сидя рядом с импровизированным вигвамом:
- О, великий вождь, скажи, что нам делать с этой бледнокожей заразой?
- Хо-хо-хо.
К неожиданности дворецкого, такой ответ очень даже устроил его господина.
- Будет сделано, – граф снова обратил свой взор на пленника. – Попрощайся с жизнью, потому что на закате я сниму с тебя скальп.
- А я так рассчитывал на вашу милость, Танака-сан, – сокрушённо пробормотал Себастьян. Ему было почти не жалко своего скальпа, но в целом атмосфера чистого идиотизма его сильно угнетала. Дворецкий не мог понять, шутит ли его господин или нет. А если и нет, то каким же образом он приведёт приговор в исполнение?
«Интересно, а если бы он играл в пирата, то заставил бы меня пройтись по доске, а будучи инквизитором отправил бы меня на костёр?» – подумал Себастьян и вдруг пришёл в ужас.
С хозяином надо было немедленно что-то делать, пока он совсем разума не лишился! Графа Фантомхайва одинаково нелегко терпеть и в обычном и в нынешнем состоянии, но вдруг его душа испортится и превратится во что-то непотребное?
Слуги, конечно, постарались, крепко привязав Себастьяна к стволу, только демону ничего не стоило разорвать путы, как паутинку… в обычной ситуации. Он с сожалением поёрзал на месте: хозяину не понравится резкое вмешательство в сюжет игры, поэтому придётся ещё немного помучиться.
Это «ещё немного» длилось почти целый час, однако Себастьяна это даже порадовало: хозяину не хватило терпения ждать заката, или же он просто не догадался при помощи фантазии ускорить ход времени. Граф бегал, шумел, нёс какую-то чушь – в общем, вёл себя, как подвижный ребёнок, избавившийся от надоедливой опеки родителей и гувернёров. Слуги, в том числе и, украшенная гусиным пером скво Мэйлин, вели себя ничуть не лучше, и поэтому на взрослых людей были не похожи. Правда, стоит отметить, что где-то под конец игры Бард проявил сочувствие к дворецкому и осторожно осведомился, не нужно ли ему в уборную (- А то у тебя такое лицо…). В этот момент Себастьян по-настоящему пожалел, что никогда не лжёт и не может смалодушничать, пойдя против собственных принципов.

Как ни пытался Себастьян выведать у Сиэля, в чём же заключается причина столь резкой перемены его поведения, ничего не получалось. Граф упорно твердил одно и то же: с ним всё в порядке, и волноваться не о чем. Он делал вид или же на самом деле верил, что в том, что дворецкий средь бела дня отмывает его от краски, нет ничего необычного. Причуды причудами, а график дворецкого дома Фантомхайвов потерпел ещё более серьёзные изменения. Сделав в уме кое-какие подсчёты, Себастьян решил, что если не случится ещё какого-нибудь форс-мажора, то он может ничего не откладывать на завтра. Надо только ещё немного ускорить темп работы.
Внезапный визит Элизабет Миддлфорд не входил для демона-дворецкого в категорию «форс-мажор». Это не всегда приятное явление стояло на одном месте со взрывом духовки, нечаянно поваленным в саду деревом и разбитым чайным сервизом. Всё это происходило почти каждый день и, поэтому у Себастьяна всегда было немного запасного времени. Сейчас же ему приходилось скрывать огромное разочарование.
- Как это, Себастьян? – стоящая на пороге особняка Элизабет удивлённо таращила большие глаза на дворецкого. – Почему ты думаешь, что Сиэль не захочет меня видеть?
- Вы неверно меня поняли, миледи. Господин просто очень устал от бесконечных визитов, поэтому сегодня никого не принимает, – Себастьян говорил чистую правду, в этот день граф действительно не ждал посетителей. – Полагаю, ему хочется побыть одному…
- Ли-и-иззи-и-и!
Сиэль пулей пролетел мимо демона и крепко обнял Элизабет. Её гувернантка, испуганно ахнув, прижала ладони к губам.
- Лиззи-Лиззи-Лиззи! Так здорово, что ты приехала! – граф совершенно не обращал внимания на Себастьяна, призывавшего его не мять платье дамы. – Бежим скорее в сад, я тебе свои новые розы покажу!
Взявшись за руки, дети со скоростью молодых газелей умчались прочь.
- М-мистер Себастьян, что это было? – пискнула остолбеневшая Паула.
- Не волнуйтесь, мисс. Вы не присмотрите за графом и леди Элизабет, пока я буду заваривать чай?
«Мда… Ну хоть кто-то из этих бестолковых смертных узрел подвох», – с этой мыслью Себастьян отправился на кухню.
Он до сих пор не мог решить, разыгрывает ли его своенравный хозяин или же он попросту спятил, и ему необходима медицинская помощь. При посторонних граф бы точно не стал разыгрывать этот глупый спектакль, так как ему очень дорога его репутация, следовательно, он не просто так выбрал день, свободный от визитёров. Но с другой стороны, Себастьян абсолютно случайно заметил Сиэля в образе Орлиного глаза. Если бы хозяин хотел, чтобы дворецкий обратил внимание на это ребячество, то хотя бы послал к нему гонца, например, горничную. Но нет, у маленького графа не было ни малейшей гарантии, что он не зря, разрисованный как пасхальное яйцо, носится по саду: поместье довольно большое, а дел у дворецкого по горло.
- Обходим, как кэб, – сзади!
Себастьян раздражённо повернул голову в сторону бестолковых смертных, не успевших воспользоваться дельным советом Барда.
- Вот вы где, бездельники! – демон еле сдержал себя, чтобы не наброситься на этих трусов с кулаками. – Марш на кухню, там полно работы для вас!
С видом обречённых на смертную казнь троица последовала за сердитым дворецким, который уже начал жалеть о своих словах. Что хорошего будет, если он сорвётся и поубивает путающихся под ногами слуг? Да ничего, новых придётся искать, а это не такая уж и простая задача, как кажется на первый взгляд…
Едва очутившись на кухне, Мэйлин схватилась за метлу, Бард сделал вид, будто проверяет, исправна ли горелка, а бедный Финни не смог придумать себе занятие, и поэтому весь бледный от страха встал у стены.
- Не метите пол с таким усердием, Мэйлин, – строго сказал Себастьян, наливая воду в начищенный до блеска чайник, – а то господину придётся пить чай с грязью. Бард, отойдите, вы мне мешаете. Финниан… Стой, где стоишь.
- Вы… Вы на нас обиделись, Себастьян? – вздрогнул Финни.
Дворецкий даже не взглянул на парнишку.
- Если ты имеешь в виду мой отдых под деревом, то это желание господина.
- Вам не понравилась игра? – ахнула Мэйлин, чуть не выронив из рук метлу. – Себастьян, но хозяин ещё маленький мальчик, ему просто необходимо хоть иногда порезвиться. Разве вам никогда не хотелось увидеть его… таким?
Тонкие губы демона моментально искривились так, словно он увидел перед собой нечто крайне омерзительное.
- А вот нам всегда этого хотелось, – с вдохновением продолжала девушка, – и когда мы с ребятами вчера увидели…
- И кому ты это говоришь? – перебил её Бард. – Человеку, который родился уже во фраке дворецкого?
Себастьян не стал обращать на них внимание. Вряд ли есть смысл спорить с существами, которые искренне верят в то, что изображать из себя пациентов психиатрической больницы очень весело и полезно. Тем более, на это совершенно не было времени.

По мнению Себастьяна, за несколько часов бурных игр дети должны были друг другу порядком надоесть, однако он лишь убедился, что является профаном в области детской психологии. Если бы Элизабет не пообещала своим родителям вернуться домой к ужину, то осталась бы на ночь в поместье Фантомхайв, потому что граф очень не хотел с ней расставаться. Когда демон-дворецкий увидел, во что эти двое, с малой помощью Паулы, превратили комнату досуга, ему стало немного не по себе: по полу были разбросаны солдатики, куклы и плюшевые звери, бильярдный стол был заставлен фигурками овечек, коров, лошадей и пастушков, а к занавескам зачем-то были пришиты рождественские ангелочки с тупыми мордочками и лепреконы в зелёных шляпах. Рассовывая всё это добро обратно по коробкам, Себастьян обнаружил, что некоторых экземпляров не хватает. Вскоре он нашёл пропавшего дракона в «пещере», то есть за диваном, а солдатики-дезертиры валялись в вазе с фруктами.
Едва придя в себя после незапланированной уборки, Себастьян решил приступить к запланированной. Наконец-то можно вымыть пол в холле, вытереть пыль с перил лестницы…
- Господин! – заметив, что Сиэль хочет залезть на перила, дворецкий бросил в стороны швабру и ведро с водой и, за пару секунд вбежав на самый верх лестницы, схватил мальчика, который уже успел оседлать новый транспорт.
Маленькому негоднику это не понравилось, и он попытался вырваться.
- Убери руки, не трогай меня!
- Тогда вы снова полезете на перила.
- Какое тебе дело, – грубо ответил Сиэль, – что хочу, то и делаю.
Но Себастьян всё равно не отпустил его.
- Не забывайте про условия контракта, господин, – понизил голос демон. – Я защищаю вас от смерти…
- Да где ты здесь смерть увидел?!
- Если бы не я, вы бы упали и сломали бы себе шею или позвоночник, без разницы. Тогда бы мне пришлось отмывать пол от вашей крови и ехать с вами к Гробовщику, – неожиданно ласковым тоном сказал Себастьян.
Граф не нашёл подходящих слов для ответа. Он смотрел на дворецкого бессмысленным взглядом и кусал губы.
- До вас дошло, господин? – Себастьян злорадно улыбнулся краем рта. – Может, закрепить результат хорошей поркой? Учтите, я имею на это полное право, я ведь и демон и…
- Ты мне никто! – выкрикнул мальчик.
- Говорите, что хотите, к сожалению, я не вправе затыкать вам рот.
В следующий момент Себастьян почувствовал себя доктором, только что принявшим роды: граф орал, как новорождённый, не жалея лёгких, голосовых связок и барабанных перепонок. На шум тут же сбежались слуги.
- Что случилось? Господин поранился?! – заверещала перепуганная горничная.
- Он хочет меня выпороть! – наябедничал Сиэль.
Демон устало вздохнул.
- Вы меня не так…
- Отпусти его, изверг! – взревел Бард. – Иначе будешь иметь дело со мной!
Даже не оценив адекватно ситуацию, слуги стояли на стороне хозяина. Бесспорно для телохранителей это отличное качество, но настроены-то они были против самого дворецкого!
Оказавшись на свободе, граф кинулся к Мэйлин, которая с готовностью приняла его в свои объятья.
- А ещё он пугал меня Гробовщиком, – обиженно протянул мальчик и даже ничего не сказал служанке, когда она неловко погладила его по голове.
Щёки Мэйлин быстро приобрели интенсивно розовый оттенок.
- Себастьян, как вы могли! Знайте же, я в вас разочарована.
- Нельзя обижать маленьких! – подхватил Финни.
Ну вот, к сумасшедшему хозяину присоединились ещё и взбунтовавшиеся слуги. Себастьян чувствовал себя ещё более глупо, чем когда был пленённым Джедидайей Смитом, и на этот раз его авторитет по-настоящему стоял под угрозой. Эта троица болванов настолько осмелела, что позволила при хозяине делать замечания дворецкому!
- Я всего лишь хотел уберечь господина от беды, – терпеливо начал объяснять Себастьян, но его и слушать не хотели.
- Ага, конечно! – возмущался повар. – От чего ж такого страшного ты хотел его уберечь, если он из-за тебя орал благим матом на весь дом?
Финни прижал к груди кулаки.
- Да я чуть от страха не помер, когда услышал крик хозяина! Меня аж до сих пор трясёт!
На лице Себастьяна появилось то самое выражение, от которого раньше слуги хотели убежать на край света.
- Я бы попросил вас всех поубавить ваш гнев и выслушать меня. Господин забрался на перила, вероятно, для того, чтобы съехать по ним вниз, а я всего лишь снял его оттуда, – демон даже слегка удивился, что никто его не перебил.
Бард крякнул и почесал макушку, а Мэйлин крепче прижала к себе графа.
- Господи! – воскликнула девушка, отчего Себастьян поморщился. – Всего-то! Он же ребёнок, он и должен кататься на перилах и лазить по деревьям.
- И ловить головастиков, – вставил Финни.
- Воровать соседские яблоки и снимать каски с полицейских! – в глазах Барда появился нешуточный азарт.
Стоит ли говорить, что Себастьяна передёрнуло, когда он представил Сиэля за всеми этими «восхитительными» занятиями. Главное, чтобы граф не воспринял слова слуг, как руководство к действию, а то хлопот заметно прибавится.
- Мне ясна ваша позиция, – дворецкий поспешил прервать поток безумных идей, – только эти вещи не подходят господину по статусу.
Все трое уставились на него так, будто он только что сказал несусветную глупость.
- Его статус – ребёнок! – резко возразил Бард.
- Он граф…
- Сегодня он в первую очередь ребёнок, – поддержала товарища Мэйлин. – Себастьян, вам жалко, что ли? Дайте ему ещё немножечко поиграть! Завтра хозяин опять будет вести себя по вашим меркам прилично.
«И как я ещё их всех не поубивал?» – подумал Себастьян, а вслух спросил:
- Он сам вам это сказал?
- Нет, – простодушно ответил Финни, – это просто у нас желание такое.
Демон-дворецкий прищурился и помассировал себе правый висок. Нет, всё-таки этот проказник не сошёл с ума, он просто как-то умудрился втихаря подготовить со слугами этот, почти что античный, спектакль. Но зачем? Чтобы позлить своего дьявольского слугу?
Тем временем Сиэль мягко отстранил от себя горничную и, даже не удостоив Себастьяна взглядом, с видом глубокого оскорбления прошёл мимо него и исчез в коридоре второго этажа.

С нежным щелчком дворецкий закрыл крышечку часов и спрятал их в карман жилета. Без четырёх минут десять, пора готовить хозяина ко сну. После происшествия на лестнице граф с ним не разговаривал и вообще предпочитал держаться от демона подальше: то ли просто прикидывался обиженным на весь свет, то ли раздумывал над очередным сюрпризом. Себастьян пару раз постучал в дверь, но вошёл в кабинет хозяина, так и не дождавшись приглашения. Убаюканный потрескиванием дров в камине и мягким освещением, Сиэль лежал на столе, положив голову на скрещённые руки. Его губы были разомкнуты, как у юноши в ожидании поцелуя.
«Даже во сне он похож на младенца», – тихо, чтобы не напугать спящего мальчика, Себастьян подошёл к столу и осторожно положил руку ему на плечо.
- Господин, – прошептал дворецкий, – простите, что бужу вас, но вам пора принимать ванну.
«И чем же вы были так заняты?» – воспользовавшись тем, что граф просыпался медленно и весьма неохотно, Себастьян без разрешения взглянул на листок бумаги, только что лежавший под его хозяином. Это был немного неаккуратный, но всё же довольно симпатичный карандашный рисунок, в котором Себастьян без труда узнал себя.
«Искусство обнажает слабости художника», – подумал он, разглядывая на руке своего двойника поднос с пирожными.
- Себастьян, – пробубнил сонный граф, хватая дворецкого за одежду, – я хочу спать. Отнеси меня в кровать.
- Да, милорд.
К неожиданности Себастьяна банные процедуры оказались не единственным отменённым пунктом в расписании. Как только с Сиэля были сняты ботинки, он тут же полез под одеяло, и дворецкий едва успел убрать его глазную повязку.
- Убери свет, – маленький граф свернулся калачиком, отчего стал выглядеть ещё меньше.
Себастьян послушно задул свечи в канделябре.
- Спой песенку.
На миг демон задумался. Было ясно, что хозяин хочет услышать не оперную арию или старинную балладу, а именно колыбельную. Но разве это не для пускающих слюни малышей? Однако приказ оставался приказом, спорить было совершенно бесполезно, и поэтому Себастьян негромко запел первое, что пришло ему в голову.

В небе звёздочка горит,
Свысока на нас глядит.
Как же нам её достать,
Чтоб желанье загадать?

«Какая чушь. И как только смертные верят в то, что звёзды могут исполнять их мелочные желания? Что за наивные создания эти люди… Не все хотят верить в Бога, потому что боятся его, немногие призовут на помощь Дьявола, потому что не доверяют ему, но приметы и, связанные с ними ритуалы, всегда были для людей святыми вещами. А ведь это же по сути настоящее колдовство, которое в неумелых руках становится… Желание и неумелые руки? Как мне это знакомо!»
- Как же нам тебя достать, чтоб желанье загадать, – снова, но на этот раз медленней, пропел демон-дворецкий. – Спокойной ночи, господин, – и он бесшумно выбежал в коридор.
Пускай собственная догадка казалась Себастьяну безумной, у него уже не было терпения ждать, когда ему поднесут истину на блюде с золотой каёмкой.
- Ах, вы меня напугали! – увидев перед собой дворецкого, Мэйлин выронила метёлку для пыли.
Себастьян без предупреждения обхватил её рукой за талию и привлёк девушку к себе, как будто та была невесомой. Его глаза были полны решимости.
- Прошу вас, не откажите мне в моём желании, Мэйлин.
Бедная раскрасневшаяся горничная едва ли не задыхалась от переполнявших её чувств.
- Се… Себастьян… Я… Я… Я же…
Он наклонился так, что от одного неловкого движения их носы могли соприкоснуться.
- Помню, вы сказали «когда мы с ребятами вчера увидели…». Я хочу узнать, что вы тогда не договорили, – голос дворецкого прозвучал твёрдо и властно.
- Мы всего лишь увидели падающую звезду, – пискнула Мэйлин после небольшой паузы, – и… и загадали желание…
- … чтобы хозяин хоть на один день стал обычным ребёнком, – со вздохом закончил за неё Себастьян и отпустил её. Ну вот, наконец-то всё встало на свои места, и можно больше не ломать голову над этой загадкой.
Мэйлин предусмотрительно отошла на пару шагов назад.
- Себастьян, вы верите в волшебство? – но мрачный взгляд дворецкого её так напугал, что она, пробормотав что-то в качестве извинения, убежала.

На следующий день ничто, кроме ворчания графа Фантомхайва на тему «Такое ощущение, будто я провёл вчерашний день бездарно», не напоминало демону-дворецкому обо всех унижениях, которые ему пришлось мужественно вытерпеть. А самое главное, что господин не сошёл с ума, с его душой ничего не случилось, и график снова пришёл в норму.
Внезапно в самый разгар рабочего дня до Себастьяна донёсся звонкий голос Финни:
- Пусть Себастьян хоть на один день станет самым добрым дворецким в мире!
Дворецкий молниеносно ворвался на кухню, но было уже поздно: зажатая между мизинцами повара и горничной, куриная косточка мелодично хрустнула.

@темы: стеб, Фанфики, Kuroshitsuji